КИЇВСЬКА ОБЛАСНА ОРГАНІЗАЦІЯ ПРОФСПІЛКИ ПРАЦІВНИКІВ ОСВІТИ І НАУКИ УКРАЇНИ
Ірпінська міська організація
Меню сайту

Block title
Block content

Форма входу


Календар
«  Грудень 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбНд
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Пошук

Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Вітаю Вас, Гість · RSS 22.07.2017, 15:41

Головна » 2011 » Грудень » 28 » Эксклюзивное интервью министра образования и науки, молодежи и спорта Дмитрия Табачника агентству "Интерфакс-Украина"
12:01
Эксклюзивное интервью министра образования и науки, молодежи и спорта Дмитрия Табачника агентству "Интерфакс-Украина"
Вопрос: Дмитрий Владимирович, когда, по Вашим прогнозам, может быть принят законопроект о высшем образовании, переданный Кабинетом министров в парламент?
 
Ответ: Мне кажется, что это – работа первой половины 2012 года. И вступить в силу он должен соответственно с момента принятия, а ряд статей, связанных с финансовыми вопросами, с подготовкой нового бюджета, – с бюджетом 2013 года.
 
Вопрос: Какие спорные моменты, вызвавшие протестную реакцию у студентов, сняты в новой версии законопроекта?
 
Ответ: Все спорные моменты были сняты. Кроме того, даже те, которые вызывают у кого-то возражения - они все равно имеют подавляющую поддержку экспертного сообщества. Скорее, замечания являются единичными. Первая позиция, которую мы обязательно должны отстоять в Верховной Раде – сохранить 51% обучающихся в высших учебных заведениях Украины за счет государственного заказа. Вторая норма, которую активно отстаивали студенты - чтобы стипендиальное обеспечение соответствовало прожиточному минимуму, что позволяет студенту заниматься действительно учебой, если родители не в состоянии его полностью обеспечивать. Многие моменты (законопроекта – ИФ) касались того, чтобы расширить права самостоятельности учебных заведений. Это всегда очень трудная дискуссия между Министерством образования и науки и министерствами экономического блока. Если говорить о других важных позициях закона, то - я не стесняюсь об этом говорить - целый ряд норм авторской группой, по сути, адаптирован из зарубежных законодательных актов. Это нормально, потому что полякам помогали немецкие специалисты работать над законом о высшем образовании, венграм – из Совета Европы. Мы тоже сделали экспертизу проекта закона в Комитете по образованию и науке Совета Европы и получили положительное заключение. Кроме того, мы все приводим наши образовательно-квалификационные уровни к понятной и узнаваемой схеме в Европе: бакалавр, магистр, доктор философии. И сохраняем, как национальную особенность, младшего специалиста для того, чтобы не разрушить систему высших учебных заведений первого и второго уровня аккредитации. Закон закрепляет норму, что у тех, кто обучается по контрактной форме обучения, не будут меняться, пересматриваться условия контракта на протяжении всего срока обучения. Если даже посмотреть по терминологии, законодательно закреплены такие понятия, как: автономия учебного заведения и прописаны ее нормы, впервые узаконено внешнее независимое оценивание (потому что на сегодняшний день оно проводится, но без законодательного закрепления), национальная рамка квалификаций, плагиат академический. Представители студенческого самоуправления спрашивали меня - а правильно ли, что так же как за неуспеваемость, студент отчисляется за академический плагиат? Я считаю, что правильно. Академический плагиат – это если Вы готовите бакалаврскую или магистерскую работу и списали мысли, аргумент, ссылки без ссылки. И считаю очень правильно, потому что не замечать реферат – это все равно, что поощрять воровство. Кроме того Закон ответит еще на один очень важный вопрос: бакалавр признается законченным высшим образованием. Вопрос: Если стипендии будут приравниваться к прожиточному минимуму, во сколько раз будет повышение по сравнению с тем, что сейчас? Ответ: Стипендии будут привязаны к прожиточному минимуму. Если на сегодняшний день прожиточный минимум 860 грн, а обычная академическая стипендия сейчас с учетом индексации – примерно 580. Получается практически 50% увеличение.
 
Вопрос: Недавно Украину посетила еврокомиссар по вопросам образования Андрулла Вассилиоу. Она отметила, что Болонская система в Украине требует доработки. Как Вы считаете, оправдывает ли себя Болонская система в Украине? Или есть необходимость в ее совершенствовании?
 
Ответ: Поработать следует, в первую очередь, каждому высшему учебному заведению над аккредитацией своих специальностей. Для того, чтобы учебная нагрузка была приведена в соответствие с Болонской системой В средней школе мы впервые, по новым стандартам, резко увеличиваем количество вариативной составляющей. Раньше примерно 30% - это была вариативная часть, 70% - обязательная программа. Постепенно становится понятным, что "нафаршировать" каждого школьника одинаковым объемом знаний не нужно. Со временем усложняются дисциплины, становятся востребованными профильные знания. Поэтому в Европе пошли тем же путем, по которому пойдем и мы по новым стандартам. То есть в базовом образовании человек получает необходимые знания для трудоустройства, для успешной жизни. А в старшей школе мы предлагаем углубленные профильные знания. Болонская система – это механизм, построенный для взаимной узнаваемости документов о высшем образовании, по сути, договорное поле доверия. Кроме того, очень важно, чтобы при имплементации Болонской системы в украинское высшее образование мы понимали, что она должна устанавливать только нижний порог достаточности для признания квалификации. А если в каком-то университете существует более развитая, на европейском или мировом уровне или даже в украинском пространстве признанная школа, то нет смысла ее ограничивать. И мне кажется, что государство сделало все шаги, приняло все необходимые документы. Теперь каждый вуз свою специальность должен аккредитовывать в Болонском процессе. Это – добрая воля, желание каждого университета, потому что автоматически подписать некий акт, протокол, ратифицировать его парламентом, что все дипломы признаются – невозможно. Это не принято и в Европе.
 
Вопрос: Как сделать так, чтобы у нас было меньше "менеджеров широкого профиля", профессии, которая сейчас так популярна?
 
Ответ: А мы это делаем из года в год. Вот второй год подряд мы увеличиваем государственный заказ на инженерные и технические специальности и сокращаем на специальности, которыми рынок труда перегружен. В этом году сокращение госзаказа на разные экономические специальности составило более 40%. Самое большое сокращение получил лучший, на мой взгляд, экономический вуз страны – Национальный экономический университет имени Гетьмана.
 
Вопрос: Факультеты маркетинга, юридические факультеты выпускают безработных, причем в огромном количестве…
 
Ответ: Здесь мы выходим на очень важную и очень болезненную проблему, которая стала раковой опухолью высшего образования – это уход от профильности высших учебных заведений. Аграрные, транспортные, технические университеты – практически всюду в предыдущие годы получили лицензии на подготовку юристов, экономистов, менеджеров, психологов, бухгалтеров и так далее. Хотя понятно, что сложившиеся научные школы, преподаватели, профильные кафедры, соответствующая база, библиотеки есть только в классических университетах. "Модные" специальности, которые все набрали, в том числе и в несоответствующих вузах – это действительно бич, потому что, например, в аграрных университетах только четверть студентов на аграрных специальностях… У нас в системе Министерства 252 профессионально-технических учебных заведений агропромышленного профиля, еще 33 в Министерстве аграрной политики. Весь этот комплекс имеет 131 специальность подготовки. Из 131 профессии только 30 аграрного профиля. Это ведь колоссальная проблема. Именно поэтому руководителей профессионально-технических учебных заведений мы сейчас ориентируем на то, что бы готовить специалистов для инфраструктуры села. Это – и зеленый туризм, сервис, гостиничное обслуживание, повара и так далее… Но профильность образования обязательно должна восстанавливаться. Министерство ведет жесткую политику. Мы стараемся госзаказ распределять только в профильных учебных заведениях и увеличивать заказ на инженерные специальности.
 
Вопрос: Что будет в следующем году с распределением госзаказа между гуманитарными и техническими, инженерными специальностями?
 
Ответ: Мы будем и с работодателями, и с Министерством экономики государственный заказ формировать таким образом, чтобы он увеличивался на те специальности, которые востребованы на рынке. Будет увеличение госзаказа по всем направлениям IT-технологий, по нанофизике, по биотехнологиям, энергосберегающим технологиям, инженерным специальностям, а на гуманитарные специальности будет государственный заказ уменьшаться. Исходя из данных Государственной службы занятости, будем четко ориентироваться в разрезе каждого региона, какие профессии нужны. Потому что бессмысленно за счет государственного бюджет готовить экономистов, юристов или финансистов, которые после получения диплома не могут устроиться и идут в центр занятости.
 
Вопрос: Сейчас существует практика заключения договоров, когда бизнес финансирует подготовку специалистов в учебных заведениях?
 
Ответ: Есть, но очень мало. Это – стратегическая проблема, которую необходимо решать. Мы с несколькими крупными компаниями заключили договоры. DF Group работает с 6 профессионально-техническими учебными заведениями, по договорам начинает готовить специалистов, принимает участие в формировании учебной программы, формирует программу производственной практики, берет будущих специалистов на практику на свои предприятия. Так же есть меморандум о сотрудничестве с СКМ. Сейчас готовим подобное соглашение с машиностроителями. Но, к сожалению, за исключением некоторых прогрессивных крупных компаний, основная масса украинского бизнеса не проявляет желания участвовать в подготовке специалистов. Это очень серьезная проблема. Лидирующие позиции в мире занимают американские университеты. Так вот - нет ни одного американского университета, где бы доля государственного финансирования составляла больше 39-40%, все остальное – это коммерциализация научных разработок, договоры с негосударственным сектором. У нас, к сожалению, нет ни одного университета, где бы больше 10% составляла доля негосударственного финансирования. На сегодняшний день государство частично финансирует высшие учебные заведения, а частично они сами с помощью образовательных услуг, коммерциализации научных разработок зарабатывают, а вот непосредственно заказа со стороны негосударственного сектора крайне мало, удельный вес этих договоров ничтожен.
 
Вопрос: Министерство образования выступает за объединение вузов. Насколько интенсивно сейчас проходит этот процесс?
 
Ответ: Этот процесс абсолютно добровольный, никто никого принуждать не должен. Это моя позиция. Первыми стартовали два региона – это Львовская и Донецкая область. В Донецкой области объединились два технических университета. Один, меньший, вошел в состав Донецкого национального политехнического университета. Во Львове в состав самого большого университета Западного региона – Львовской политехники – вошел Государственный университет информационно-коммуникационных технологий. И там, и там процесс прошел безболезненно. Самое крупное объединение вузов – это Кривой Рог, где 6 юридических лиц объединились в Криворожский государственный университет. Этот проект получил очень высокую оценку и поддержку президента Украины. И президент своим указом этот возникший крупный региональный университет возвел в ранг национального . В чем позитив? Студент, безусловно, выигрывает, потому что он получает возможность общаться с лучшими преподавателями, профессорами. Каждый учебный курс ведет действительно специалист. Объединяется 6 материальных баз в Кривом Роге, объединяются возможности для практики (в Кривом Рогу университет технический), объединяются информационно-коммуникационные систем, библиотеки, база аудиторий и общежитий. Проигрывает только администрация, потому что вместо 6 руководителей – один, вместо 30 с лишним заместителей – 5, вместо 6 главных бухгалтеров, главных инженеров, главных энергетиков будет по одному. Но ведь высшее образование существует не для того, чтобы содержать административную прослойку. Я думаю, что мы будем продолжать этот процесс, но хотелось бы его ускорить совместными усилиями. Потому что пока все объединения были путем уговаривания со стороны Министерства, но без силового давления. Понятно, что за каждым крупным высшим учебным заведением стоят свои группы лоббирования, которые пытаются отстоять свои места. Это сложный процесс. Мы со всеми областями разрабатываем такую "дорожную карту" оптимизации высших учебных заведений.
 
Вопрос: Какие вузы на подходе к слиянию в ближайшее время?
 
Ответ: Если я скажу, сразу возникнет противодействие. Проведем конференцию коллектива – скажу. Обязательно проводится конференция. А иначе начинается "подключение" народных депутатов, земляков, членов правительства из этого региона. И все начинают доказывать, что рухнет все, причем, не во всеукраинском, а в европейском масштабе.
 
Вопрос: Логично было бы, если бы подготовку студентов технических специальностей в Днепропетровской области взяла на себя "Криворожсталь"…
 
Ответ: Мы все радовались, как граждане Украины, приватизационному процессу, когда высокую аукционную цену заплатили за комбинат "Криворожсталь", а для нашей науки вузовской это – совершенно обратная сторона медали, трагическая ситуация. Один из лучших технических вузов – это Национальный университет "Металлургическая академия" в Днепропетровске. Ежегодно "Металлургическая академия" от комбината "Криворожсталь" получала заказов на 8-9 млн грн. Когда сменился собственник, в 40 раз упало количество заказов. За прошлый год технических разработок было заказано всего на 250 тыс грн. Для вуза это – очень сложно. Университет продолжает работать, искать, но менеджмент "Миталл" никак не откликается. Куда же перенесены все разработки? В центр компании Миттал Стил в Льеже, в Бельгию. У них там единый центр, где все делают. Для объединенного Криворожского университета, "Металлургической академии" и для Горного университета в Днепропетровске это стало серьезной проблемой.
 
Вопрос: То есть, по идее, в случае приватизации таких предприятий нужны гарантии поддержки национальной науки?
 
Ответ: Да. Мы обратились в Фонд государственного имущества, чтобы при создании приватизационных планов крупных предприятий любого профиля предусматривались не только социальные гарантии, но и сохранены на какой-то достаточно значительный период времени договорные обязательства, связанные с научными заказами.
 
Вопрос: И подготовкой людей, потому что им ведь нужны специалисты?
 
Ответ: Да, безусловно, но вот никто из крупных зарубежных инвесторов на сегодняшний день никаких договоров серьезных не имеет. Это разве что разовые стажировки.
 
Вопрос: Как сейчас проходит процесс переподчинения вузов из сферы ответственности разных ведомств Министерству образования?
 
Ответ: Это предусмотрено Национальным планом реформ, утвержденным президентом Украины. Кабинет Министров принял такое решение. На сегодняшний день практически все центральные органы исполнительной власти формально согласились с этим, теперь организовывают волны в стакане воды о том, что это неправильно. Хотя если говорить о медицинских университетах, то в системе Министерства образования успешно работает система подготовки медиков в Черновицком университете, в Сумском университете. Если просто сравнить за 20 лет независимости Украины темпы развития производственной базы, научных школ, учебную нагрузку, наполнение предметов тех вузов, которые были в едином образовательном пространстве, то все они развивались намного лучше, чем те, которые остались в ведомственном подчинении. Это очень болезненный процесс, несколько правительств приближались к нему вплотную, но не ставя последней точки. Кабинет Министров под руководством Николая Азарова такое решение принял. Удастся ли его окончательно отстоять, покажет время. Мы будем настаивать на том, что это – общемировой опыт. Нет нигде в цивилизованных странах, чтобы 30 с лишним центральных органов исполнительной власти имели каждый свои высшие учебные заведения. Я считаю, что должны остаться только военные учебные заведения в Министерстве обороны, в Службе безопасности, в Министерстве внутренних дел – в тех ведомствах, где специфическая подготовка - а все остальные вузы, которые готовят гражданских специалистов, должны уйти в подчинение единого органа управления образованием. Потому что иначе сохраняется система двойного подчинения. Когда лицензия, аккредитация, аттестация научных и педагогических кадров, повышение квалификации, утверждение учебных программ, учебников, учебных пособий и так далее – все проходит в Министерстве образования, а финансирование в неком другом центральном органе – это, наверняка, порочная практика.
 
Вопрос: Как будет развиваться система образования согласно проекту национальной стратегии развития на 2012-2021 гг?
 
Ответ: Национальная стратегия развития образования, утвержденная 28 ноября на всеукраинском съезде работников образования, предусматривает стратегические ориентиры для каждой сферы образования. Например, для среднего образования – это новые стандарты, профильная школа, обязательное изучение иностранного языка с первого класса, а второго иностранного – с пятого, компьютеризация всех школ. Для высшего образования – это достижение европейской автономии высших учебных заведений, для профессионально-технических – полностью формирование заказа на подготовку специалистов в основных учебных заведениях по заказу работодателя, отдельный раздел посвящен социальной защите педагогов… Съезд предложил утвердить национальную стратегию указом президента Украины.
 
Вопрос: Какие новшества ожидают абитуриентов в следующем году при прохождении внешнего независимого оценивания?
 
Ответ: Я думаю, каких-то существенных новшеств не будет. Как и в прошлом году, для поступления в высшие учебные заведения достаточно результатов трех тестирований и школьного аттестата. А тестирование будет проводиться теми же специалистами. По требованию ректоров классических и педагогически вузов, для специальностей "история" и "международные отношения" надо сдавать тест по всеобщей истории, потому что не может абитуриент-международник не знать всеобщей истории. Поэтому каких-то радикальных изменений ни в сроках, ни в порядке не будет.
 
Вопрос: Насколько, на Ваш взгляд, тестирование помогает в борьбе с коррупцией в сфере образования?
 
Ответ: В 2003 правительство Виктора Януковича внедрило зарубежный опыт. И главная задача была – повышение качества знаний. Потом по нелепому какому-то популистскому, демагогическому повороту в государственной политике его стали расценивать чуть не как главную панацею борьбы с коррупцией. Безусловно, тестирование, как независимое оценивание, позволяет сравнить результаты подготовки в школе, сделало более демократичным процесс поступления в высшие учебные заведения. Но, вместе с тем, сказать, что это полностью решает проблему повышения качества знаний, будет безответственно. Я думаю, что повышение качества образования – это новые стандарты образования и новые учебные технологии плюс техническое перевооружение средней школы и самого учителя… Над качеством тестовых заданий мы каждый год работаем. Я думаю, что они улучшаются из года в год.
 
Вопрос: Каким Вы видите свое политическое будущее? Планируете ли участвовать в парламентских выборах, например, по мажоритарным округам?
 
Ответ: Я, к сожалению, пока над этим не задумывался, серьезно не работал... Если Партия регионов, членом политсовета которой я являюсь, примет решение, что я буду участвовать в выборах, безусловно, приложу все усилия для того, чтобы получить пятый в своей жизни мандат члена парламента. Думаю, что, в принципе, за все предыдущие созывы накопленный опыт парламентской работы позволит активно работать и быть полезным и в законодательном органе. Пока решение не принято.
Переглядів: 312 | Додав: adminirp | Рейтинг: 0.0/0
Профспілка працівників освіти і науки України © 2017
Конструктор сайтів - uCoz